Краеведческий сайт
Подбор материалов
-> Выберите место

Материалы из районной газеты г.Чудово «Родина», №17(7410) от 4 марта 1998 года


ДЕРЕВЕНСКИЕ ПРОЗВИЩА

В прошлые крепостные времена, более 135 лет назад, крестьяне не имели отчества, да и фамилии записывали по имени родителей или их профессии, а чаще обращались по прозвищу.

Прозвище давали такое хитроумное, как портрет человека. Было тяжело, после отмены крепостного права, определить настоящую фамилию от прозвища. Конечно, помещики, дворяне имели родословные книги, альбомы, ну а простой народ? Большинство писали по отчеству образовавшиеся фамилии. Сын Петра стал Петров, Петрухин. Державин от прозвища «Держава». Некрасов — от слова некрасивый. Колесников, Кузнецов, Плотников — от профессии отца. Нередко по документам в семье были разные фамилии. Например, в деревне Сивора в семье все были Павлушины, а последнего [сына] сельский писарь из-за того, что дом был расположен с краю, записал Крайнов. Так и остался один сын на всю жизнь Крайновым. Или в деревне Переход отец Тереничев, сын Александров — одного записали по отцу, другого по деду. В одной семье были Комаровы и Кумаровы.

Нередков звали по прозвищу, а не по фамилии жителей района уже и в наше время. Спросят Николая Прокофьевича — говорят «не знаем», а «Забадая» знали многие. Были такие прозвища: Коля-бантик, Коля-копченый, Митя-бог, Леха-пат и др.

Деревни и их жители имели свои прозвища: жителей деревни Остров и Завижи называли «водениками», они на лодках по 10 верст проделывали путь ежедневно на Грузинскую спичечную фабрику. Жителей деревень Большая и Малая Любунь звали «черноносыми», деревни Некшино — «поросятами», деревни Модня — «покойниками», т.к. там находится кладбище, деревни Гладь — «моховиками», Грузино и Хотитово — «водохлебами», деревни Березеево — «парухами», жителей Сиворы — «карандашиками», деревни Новая — «блеклыми». В Рахмыже — «бабы рыжые». Пшенические «ады» живут у воды. Оскуйские — «мостоплюи», Краснофарфористские — «челдоны батановские», опалевские — «мужики». Мотылье — деревня копылья. Соснинские — «рыбаки» и т.д.

Прозвища переходили по наследству от деда внукам. Нередко за обидное прозвище деда было больно внуку. В районе и сейчас можно слышать, как неряшливо одетую женщину называют «шаварехой», и действительно, смотрю на довоенное фото коллектива Грузинской больницы и вижу ту санитарку, на которой халат висит мешком, давшую прозвище на несколько поколений. Были прозвища непристойные и даже матерные. Такие на людях не употреблялись.

РАССКАЗ БАБУШКИ МАРФЫ

Так говорили более полувека назад наши земляки: «…К нам ащё вчерась приехадче сдвоюродная сестра Нюшка. «В Чудови, — говорит, — чаю не пью. Три чаинки плавают, а то, темная кереская вода, да ишо и деньги давай». А мы её севодня ждали. Не успела избу выпахать, а в огляде она вдоль изгороды, с задов по пелюху шагает к нам. А ты только на скамельку у дома присели лясы точить. Дед как верстовой столб стоит, не признал девку-то.

В Питеру всё е, гостинцев привезла. Летом-то мы с ей сено косили да грабили. А уж за грибам, да за ягодам, чуть не кажный день. Кумаров кормили, ажно на другой день как крапивой обстрекавились.

«С Чудова, — грит, — с Петькой-«горчицей» ехала на лошади. Он кажинный день с Грузина на станцию спички возит». Вчерась в сутемках заколола петуха, утром напекла калиток, поставила муравку молока, творогу тарелку. И чаю не захотели, так налопались. Сусед Иван вместях с Нюшкой-то приехадче тама был. Хвастал, што четвертинку в Чудове зобнул, а у нас добавил и огруз, из-за стола не стать, прилип к тубаретке, как шкап к полу.

А завтра пойдем в церкву да на кладбище. На неделе надо печку да трубу белой глиной выбелить. В Грузине на базаре предлагают купить, только и слышно: «Не надо ли белой гнилки! У нас теперичи она е!» Можно и престольной праздник встретить…»

Перед войной, когда активно действовали курсы ликбеза (ликвидации безграмотности), разговор наших земляков изменился в лучшую сторону. Говорили: крапива, комар, глина, скользко — а не слиско, и т.д.

ХОТИТОВСКИЕ БИЗНЕСМЕНЫ

Умели русские люди в старину бизнесом заниматься. Взять «Копорской чай», изготовлялся он из иван-чая, да такой, что отличить от китайского не могли и продавали за милую душу. Жаль, рецепта нет.

А была в истории России и такая страница. После строительства железной дороги Петербург — Москва хотитовские мужики, братья Александр и Василий Колпаковы, решили бизнесом заняться. Выбрали деревню то ли Метино, то ли Петречно. Подготовили одежду. Инженер-путеец отличался от прочей интеллигенции шинелью, фуражкой и портфелем. Долго мастерили землемерную астролябию. Отправились в деревню на телеге тайно. Прибыв, поставили на видном месте астролябию. Александр стал наводить окуляр на богатые дома.

Известно, бабы любопытные. Идя на колодец за водой, останавливались узнать: что за люди и что делают? Братья объяснили, что проектируют железную дорогу на Ладогу и Тихвин. Вот через эти дома лягут рельсы чугунки.

Забеспокоились хозяева этих домов. Решили откупиться, изменить направление чугунки. Долго торговались, но три телеги с продуктами были отправлены в Хотитово. Братья выбрали еще деревни, да мировая война и революция не дали осуществиться их мечтам. Василий остался дома с семьей, а Александр подался на Соловки в монахи, отмаливать грехи. В 30-е годы вернулся еще здоровым, крепким мужчиной. Поучал племянника Михаила и нас своими наставлениями.


 

1127 просмотров всего 2 просмотров сегодня
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031