Краеведческий сайт
Подбор материалов
-> Выберите место

Немало ценных памятников искусства, старых книг, образов и церковной утвари хранилось в Грузинском соборе. Одной из реликвий было старинное знамя (или воинская хоругвь) с изображением святого равноапостольного князя Владимира Киевского.

Хоругвь эта представляла собой часть знамени, состоящего из двойной склеенной хлопчатобумажной ткани (по одним источникам — миткаля,  по другим — китайки), белой, довольно тонкой, покрытой левкасом и затем расписанной с двух сторон идентичными изображениями. Цвет красок «…весьма яркий, оных употреблено: золото и серебро, красная: бакан и киноварь, зеленая: венецианская ярь, коричневая: темная вохра или что староверы называют Иерусалимскою краскою, белая: меловыя белила, черная: сажа…» Размер хоругви около 1,2 метра на 0,5 метра (в старых мерах длины – 1 ¾ аршина и ¾ аршина). Надпись на ней гласит «Благоверный великий князь Владимир и вои»
Знамя2    Знамя1

«Посреди Хоругви сей представлен Святый Равноапостольный Великий Князь Владимир на коне, в богатом воинском одеянии: в златом панцыре, под которым полукафтанье цвета зеленаго с золотыми узорами, сверх онаго велико-княжеская порфира парчи малиноваго цвета с золотными источники. На главе царская большая усыпанная драгоценными каменьями корона, над коею святое осенение. В правой деснице скиптр, усыпанный драгоценными каменьями, в левой поводы коня.

На другой стороне Знамя то же самое изображение, исключая только того, что Владимир представлен в малой княжеской короне остроконечной, и скиптр на подобие булавы округлен; на обеих коронах малые кресты. Вид лица Владимирова важный и почтенный; брада и власы на главе седые, которых из-под короны весьма мало видно. Серый конь его под богатым краснаго бархата покрывалом.

Впереди Владимира с левой его стороны и на таком же коне, виден некий воин средних лет в сребрянных латах и кольчуге; он, приподнявши с главы своей стальный шлем, внемлет словесам Владимира. Еще левее и несколько впереди видны двое юных воинов на конях же, в воинской богатой одежде; у передняго, который изображен с боку, черты лица весьма правильныя, у него на голове позлащенный продолговатый шлем; другой позади его изображен лицеем прямо, черты лица юношеския, красивыя, шлем на голове круглый, остроконечный, серебреный. Сии два воина въезжают в каменныя ворота, свод которых позолочен и по оному изображены кресты с сокращенными надписями: Иисус Христос Царь Славы.

Позади Владимира видны осанистые воины на конях; все они в позолоченных и посеребренных латах, кольчугах и шлемах. В первом ряду один воин с обнаженным мечем, вторый с копьем, на котором привешен двуцветный значек малиноваго и зеленаго цвета, третий воин держит копье же с одноцветным зеленым значком, а четвертый со Знаменем или Хоругвиею четверточастною малиноваго цвета, с изображением золотаго Креста и с зелеными полосами. Прочие воины с копьями, над ними надпись: вои.

Вверху всего Знамя золотыми буквами (цветными церковными) написано: Благоверный Великий Князь Владимир Киевский. По краям золотая кайма…»

Видевший это знамя воочию генерал-майор А.Писарев так характеризует его в своем описании: «…живопись на оной греческая старинная; рисунок вообще хороший и правильный, наиболее же в изображении лиц, которыя каждое по себе выражает особенное свойство; равномерно и каждой вещи дан красивый обрис; головы двух коней отработаны прекрасно…»

писарев

А.А.Писарев

Откуда взялась эта реликвия, как она попала в Грузино? Ответ на этот вопрос дает переписка графа Алексея Андреевича Аракчеева с Федором Петровичем Ключаревым, любителем искусств и истории. В письмах Ключарев сообщает графу, что хоругвь эту приобрел в Польше за серебряный рубль его покойный сын, артиллерии поручик.

Ключарев-отец полагал, что знамя это большой древности, написанное, конечно, не при жизни Владимира и сыновей его, поскольку при жизни не именовали Владимира Святым и Равноапостольным, но, во всяком случае, не моложе времен летописца Нестора (т.е. не позже 1110 года).

Fedor_KlucharevФ.П.Ключарев

Получив от Ключарева знамя, Аракчеев отправил его президенту Академии художеств Алексею Николаевичу Оленину для того, чтобы с рисунков сняли копии. Судя по описаниям видевших знамя современников, изображения на обеих его сторонах были практически идентичны. Небольшое отличие было лишь в деталях написания князя Владимира: «…на другой стороне Знамя то же самое изображение, исключая только того, что Владимир представлен в малой княжеской короне остроконечной, и скиптр на подобие булавы округлен…»

oleninvarnek

А.Н.Оленин

Оленин выполнил просьбу Аракчеева. С обеих сторон хоругви были сняты «верные рисунки». Один из них был дополнительно выгравирован на меди и с этой гравировки сняты не менее десяти оттисков, отправленных Аракчееву. Отрисовку делал личный гравировщик Оленина – Михаил Богучаров.

Знамя в Грузино

Оленин высказал сомнение в той датировке, которой придерживался Ключарев, и аргументировал свои сомнения. Во-первых, он судил по надписи на хоругви: она сделана была так называемыми «титульными буквами», т.е. заглавными. Для того, чтобы такая надпись была компактной, буквы эти вписывали друг в друга особым образом.

титульные буквы

А.Н.Оленин серьезно и долго занимался русской историей и палеографией, видел достаточно много старых рукописей и образов с надписями, чтобы утверждать: такой способ письма появляется не ранее времен великого князя Ивана Васильевича, а скорее даже внука его Ивана Васильевича Грозного. «Кроме того верхняя одежда великаго князя Владимира не может быть отнесена ко времени преподобнаго Нестора, да и форма лат на всех изображенных воинах приближает сие Знамя к времена Царя Ивана Васильевича Грознаго, но все это ни мало не отнимает достоинства сего священнаго останка русских древностей» — пишет Оленин.

Впоследствии знамя это хранилось в Санкт-Петербургской Духовной Академии (по сведениям из статьи А.С.Преображенского «Изображения и иконография Владимира Святославича», Православная энциклопедия, т.VIII, с.690-718)


Далее приведены полностью исходные документы, описания, письма, касающиеся знамени, в том числе подробное описание, составленное А.А.Писаревым. Документы эти были опубликованы в Новгородском сборнике под редакцией Н.Богословского (Новгородский сборник, выпуск II, 1865)


НОВГОРОДСКИЙ СБОРНИК

Выпуск II

1865

Отдел II Переписка и описание знамени св.князя Владимира, находящагося в Грузинском соборе (с.123-136)

ПЕРЕПИСКА

о знамени святаго князя Владимира.

Письмо генерала Федора Петровича Ключарева к графу Аракчееву из Твери, писанное 12 января 1817 года, при коем доставлена часть древняго знамени Св.князя Владимира, для хранения онаго в Грузинском соборе.

Сиятельнейший граф, Милостивый Государь! Христианское снисхождение, с каковым милостиво принят принят был я в Москве Вашим Сиятельством, умножило ощущение явленнаго мне величества правосуднаго Монарха нашего, оправданием невинности и возвышением моим. Действие великой души вашей впечатлено навсегда в моем сердце, и приятная вам и мне жертва приносится мною ежедневно в молитве пред седящем выну одесную Отца Сыном Спасителем нашим, близким к нам в основании нашего существования (Иоанна, главая 1-я, стих 3-й). Священное писание, сие откровенное слово, великою представляет молитву нищаго, и есть псалом, таковое название носящий (псалом 101-й).

Чудный случай, из Польши, руками покойного сына моего артиллерии поручика, доставил мне купленное за серебряный рубль Знамя, или Хоругвь воинскую, с изображением на обеих сторонах Святаго Князя Владимира Киевскаго, шествующаго пред величественным сопровождением на коне в княжеском особом облачении. Пред ним отдаленно идут в далекий путь два его юныя чада, вероятно Борис и Глеб; третьяго, который снял с головы своей стальной шлем и откланивается великому князю, должно считать полководцем Владимира.

Не нужно никаких ученых о сей Хоругви изследований, самая древность материи, ея ветхость и особливость, равномерно и изображения свидетельствую, что она – и на что она… Великий князь Владимир назван в надписи уставом златословным Святым, что показывает Знамя написанным после его преставления, ибо во время жизни его Святым еще не именовали. Можно несомненно заключить, что таковая Хоругвь употребляема была в воинстве кем-либо из сынов Святаго великаго князя, чтившим отца своего и вместившим Бориса и Глеба по их мученической кончине, от злаго Святополка случившейся, в воспоминание. Сие весьма прилично по любви к невинным страдальцам, коим отверсто царствие небесное. В сем разсчете догадки моей, третье лице на Знаме – не полководца, а самаго лютаго Святополка изображает.

Удостойте, Сиятельнейший Граф, вашего замечания, как много сей тиран имеет сходства с тираном наших времен, влачащим ненадобную миру и ему жизнь на острову Св.Елены. Но кто изследует пути Всевышняго? Кто решит судьбы Его о Бонапарте, сокрушенном во прах от светоноснаго исполнителя планов непостижимаго Провидения Богом прославленнаго Царя и Государя?

Святый Нестор говорит в своем летописце кратко о войнах, порученных великим князем Владимиром Борису и Глебу; сказывает, по кончине Равноапостольнаго, и о их убиении одного за другим от Святополка, а не упоминает о походах их всех трех. Но не часто ли монеты, медали и камеи, находимые после много протекших времен, давали антиквариям и другим ученым способы и средства изъяснять и даже совершенствовать саму историю? Так и Хоругвь сия может подать многое знанию и любопытству, ибо она немоложе летописца Нестора.

Божественныя судьбы, распределяющия жребий человеков, назначили вам быть близким к сердцу Монархов; сии судьбы даровали духу Вашему две отличныя силы, многим неизвестныя и непонимаемыя: справедливость и отвержение сокровищ; оне направляют Ваше Сиятельство к призрению нещастных, наступлению гонимых злодейством и к соболезнованию о разоренных, всего лишившися; в числе сих бедствующих, испытуемых и очищаемых огнем любви, нахожусь и я в уповании на милосердие Господа и Его помазаннаго и на сильное предстательство Ваше, Сиятельнейший Грфа! С таковою непоколебимою надеждою, осмеливаюсь не яко дар, но как приношение, Знамя с изображением Св.великаго князя Владимира и чад его Бориса и Глеба посвятить в храм Божий в селе Грузине. Сей храм, величественнейший памятник испытаннаго мужа, уже набжен сооружениями, лучше всяких иных много говорящими о душевных качествах Вашего Сиятельства. Вера мне гласит, что священная внутренность сего храма вновь украсится изображением Равноапостольнаго князя великаго Владимира, насадившаго истинную веру в Господа нашего и Спасителя, Единороднаго Сына Отца Иисусах Христа. Милостивейший Государь, Ему вручаю я мое приношение и себя, всепокорнейше испрашивая покровительства Вашего Сиятельства.

Имею щастие быть с глубочайшим почтением и совершеннейшею преданностию, Сиятельнейший Граф, Милостивейший Государь, Вашего Сиятельства нижайшим слугою.

Федор Ключарев


ОТВЕТ

Графа Аракчеева Его Превосходительству Федору Петровичу Ключареву,

писанный 21 февраля 1817 года

Милостивый Государь мой, Федор Петрович! Я имел честь получить письмо Вашего Превосходительства от 12 минувшего января. Препровожденное при оном Знамя Св. и Равноапостольного князя Владимира возбуждает в сердце моем искреннюю признательность за таковое Ваше драгоценное приношение. Удовлетворяя желанию Вашему, Милостивый Государь мой, я препроводил Знамя сие в Грузинскую соборную церковь с надписью, означающею, что оно посвящено Вами, да и позднее потомство, взирая с благоговением на сию священную Хоругвь, иметь будет пред собою имя украсившаго оною храм, воздвигнутый в честь первому благовестителю христианския веры на севере.

Имею честь быть с отличным почтением и преданностию Вашего Превосходительства покорный слуга. Подлинное подписал граф Аракчеев


ПИСЬМО

президента академии художеств А.Н.Оленина к графу Аракчееву, писанное 11 апреля 1819 года, в коем он делает замечание о сем древнем Знамени.

Милостивый Государь, Граф Алексей Андреевич! По снятии верных рисунков с обеих сторон драгоценнаго останка стариннаго русскаго Знамя, Вашему Сиятельству принадлежащаго, и по выгравировании на меди одной из сих сторон, я имею честь с искреннею благодарностью, по страсти моей к древностям и в особенности к отечественным, при сем обратно препроводить к Вашему Сиятельству подлинник помянутаго Знамя, которое возвращаю в том самом виде, в каком я получил, и прилагая также подлинник письма Федора Петровича Ключарева к Вашему Сиятельству, я прошу покорнейше принять от меня десять оттисков с гравированной одной стороны сего Знамя и один рисунок с оборота оной, от руки сделанный известным Вашему Сиятельству собственным моим гравером и рисовальщиком Михайлою Богучаровым. Сверх того я долгом поставляю изложить мое мнение о времени, к которому драгоценный сей памятник русскаго древняго искусства может по справедливости принадлежать.

Я начну сие разсуждение тем, что всякой остаток отечественной древности, особливо в художествах, должен иметь в России большую цену; ибо прежния междоусобныя наши войны, частые и великие пожары в городах и столицах, нашествие на Россию в XIII веке восточных племен, а в XIX веке западных народов, между тем бывшие по времени избеги литовцев, поляков и шведов, большую и лучшую часть сих редких памятников отечественной древности стерли, так сказать, с лица русской земли; и так всякой сего рода остаток для нас должен быть драгоценен, особливо тот, на котором изображены древние какие-либо обычаи, одежда и оружие предков наших; в сем-то отношении останок стариннаго русскаго Знамя, Вашему Сиятельству принадлежащаго, имеет большую цену в глазах любителей отечественной древности.

Посмотрим теперь, к которому времени сей памятник принадлежит. Часть Знамя, приобретенная в Польше покойным артиллерии поручиком Ключаревым, была к щастию возвращена отечеству, как драгоценная принадлежность древних русских ополчений. Отец сего молодаго воина, Федор Петрович Ключарев, посвящая оную Вашему Сиятельству, полагает, что сие Знамя или Хоругвь не моложе летописца Нестора. Ежели последнее слово значит, что сие Знамя не моложе того времени, в котором жил преподобный Нестор, т.е. 1110 год, то я осмелюсь в этом поспорить и вот почему.

Надпись с обеих сторон Знамя, писанная так называемыми в Синодальной Московской Типографии титульными буквами, доказывает, что сия Хоругвь сделана около времени великаго князя Ивана Васильевича или внука его Царя Ивана Васильевича Грознаго, а может быть и позже, но конечно не прежде перваго из сих Государей, ибо мне не встречалось видеть ни в рукописях, ни на образах того времени, чтобы употребляли титульные буквы, т.е. те заглавныя литеры, которыя одна в другую вставливаются особым, так сказать, узором, чтоб строки, составленные из прописных букв, были уместительныя. Кроме того верхняя одежда великаго князя Владимира не может быть отнесена ко времени преподобнаго Нестора, да и форма лат на всех изображенных воинах приближает сие Знамя к времена Царя Ивана Васильевича Грознаго; но все это ни мало не отнимает достоинства сего священнаго останка русских древностей. А потому с должным к нему благоговением возвращая оный Вашему Сиятельству, имею честь быть с отличным почитанием и  совершенною преданностию Вашего Сиятельства покорнейшим слугою.

Алексей Оленин


ОПИСАНИЕ

Знамени великаго князя Владимира, сделанное генерал-майором Писаревым

1 ноября 1817 года

Вещь, уцелевшая от едкости времен, любопытна каждому созерцателю, а кольми паче вещь древняя русская для россиянина и любителей древностей.

Знамя или хоругвь Святаго Равноапостольнаго великаго князя Владимира 1-го Киевскаго, как некая святыня, драгоценна для нас по всем отношениям: веры, истории и любви к отечетсву.

О изображении на сем Знамени и приобретении онаго изложу ниже сего.

Знамя сие состоиз из убруса или лоскута белой тонкой бумажной ткани, или китайки, склеенной вдвое; имеет в длину 1 ¾ , в ширину ¾ аршина; на обоих сторонах онаго одинаковое изображение.

Посреди Хоругви сей представлен Святый Равноапостольный Великий Князь Владимир на коне, в богатом воинском одеянии: в златом панцыре, под которым полукафтанье цвета зеленаго с золотыми узорами, сверх онаго велико-княжеская порфира парчи малиноваго цвета с золотными источники. На главе царская большая усыпанная драгоценными каменьями корона, над коею святое осенение. В правой деснице скиптр, усыпанный драгоценными каменьями, в левой поводы коня.

На другой стороне Знамя то же самое изображение, исключая только того, что Владимир представлен в малой княжеской короне остроконечной, и скиптр на подобие булавы округлен; на обеих коронах малые кресты.

Вид лица Владимирова важный и почтенный; брада и власы на главе седые, которых из-под короны весьма мало видно.

Серый конь его под богатым краснаго бархата покрывалом.

Впереди Владимира с левой его стороны и на таком же коне, виден некий воин средних лет в сребрянных латах и кольчуге; он, приподнявши с главы своей стальный шлем, внемлет словесам Владимира. Еще левее и несколько впереди видны двое юных воинов на конях же, в воинской богатой одежде; у передняго, который изображен с боку, черты лица весьма правильныя, у него на голове позлащенный продолговатый шлем; другой позади его изображен лицеем прямо, черты лица юношеския, красивыя, шлем на голове круглый, остроконечный, серебреный.

Сии два воин въезжают в каменныя ворота, свод которых позолочен и по оному изображены кресты с сокращенными надписями: Иисус Христос Царь Славы.

Позади Владимира видны осанистые воины на конях; все они в позолоченных и посеребренных латах, кольчугах и шлемах. В первом ряду один воин с обнаженным мечем, вторый с копьем, на котором привешен двуцветный значек малиноваго и зеленаго цвета, третий воин держит копье же с одноцветным зеленым значком, а четвертый со Знаменем или Хоругвиею четверточастною малиноваго цвета, с изображением золотаго Креста и с зелеными полосами. Прочие воины с копьями, над ними надпись: вои.

Вверху всего Знамя золотыми буквами (цветными церковными) написано: Благоверный Великий Князь Владимир Киевский. По краям золотая кайма.

Сия Хоругвь весьма хорошо сохранена; живопись на оной греческая старинная; рисунок вообще хороший и правильный, наиболее же в изображении лиц, которыя каждое по себе выражает особенное свойство; равномерно и каждой вещи дан красивый обрис; головы двух коней отработаны прекрасно.

Цвет красок весьма яркий, оных употреблено: золото и серебро, красная: бакан и киноварь, зеленая: венецианская ярь, коричневая: темная вохра или что староверы называют Иерусалимскою краскою, белая: меловыя белила, черная: сажа. Вап сей или краски наложены на левкашенную китайку, как говорят простые иконописцы (левкас, левкасить), то есть наведенную мелом с простым клеем.

Старинный сей образ живописи, предмет изображения, все, словом, доказывает древность сего знамени… но какое именно произшествие представлено здесь, можно только пояснить одними историческими догадками, которыя для точнаго смысла могут подлежать еще большим сомнениям. Я приведу, однако же, некоторыя ближайшие к сему предмету события из истории княжения Владимира.

Великий князь Владимир вступил на Киевский престол в 6486 году от сотворения мира, 978 от Рождества Христова. Принял Святое крещение в городе Херсоне в 6496 от сотворения мира, 988 году от Рождества Христова – и се ныне прзнал истиннаго Бога! Построил он в городе Киеве многия церкви, из которых богатейшая была во имя Пресвятыя Богородицы; заложил оную в 996 году по Рождестве Христове, украсил всяким церковным благолепием, и уставил для оной десятую часть от своего царскаго дохода, так и от всех городов Государства Русскаго.

«По сем Владимир святый (писано в Синопсисе на странице 74) пойде из Киева в страны Суждальския и Ростовския и заложи тамо град, и нарече его первым свом именем Владимир, в него же бе и престол свой царский из Киева пренесл; постави же тамо Владимир и церковь во имя Пресвятыя Богородицы. А оттуда идее в Ростов, идее же сокрушив кумиры, на тих местах церкви созда. Потом прииде к Великому Нову-Граду, и тамо кумира Перуна увязав, повелев влещи в реку, и бити палицами… И тако, от того времени вси Российскии белыи и червоныи, восточныи, полунощныи и на полудни лежащии народы веру Святую православную от Греков прияша, и крещением Святым просветишеся, и укрепившееся совершенно в Христианстве, лета от создания мира 6497, а от Рождества Христова 999 (по свидетельству всех летописцев Российских, Греческих и Польских)».

Вот по моему мнению, предмет изображения сей Хоругви или Знамени: путешествие Владимирово по России для назидания Христианской веры.

Таковое благочестием преисполненное намерение, сие духовное спасительное ополчение противу врага нечестия и идолопоклонства, важнее всех других бранных и кровопийных вооружений! Сим одним благим подвигом великий Владимир заслужил венец безсмертия, наименования Святаго, Равноапостольнаго, что важнее всех хвал преданий и памятописей человеческих! И церковь Христова, вчиняя его со святыми, яко апостола, по преселению от земнаго к Небесному царствию лета от создания мира 6525, от воплощения Спасителя 1017 года, почтила память преставления его церковным обычным празднованием июля 15 дня; а служители олтарей и самый народ при мощах его могли соорудить памятник своего благоговения к великому мужу сею Хоругвиею, с изображением преславнаго его предприятия. В Синопсисе же именно сказано (на стр.78), что Святополк погребе его во гробе мраморовом с великою жалостию и плачем всего народа, в церкви каменной Пресвятыя Богородицы Десятинной в Киеве, юже сам созда. В чети-минеи прибавляют к сему, что стекошася вси Киевляне, и окрестные к честному его телу духовные и мирскии, плачуще и рыдающе яко по отце своем и хотадаю спасения.

Как видно из вышеизложеннаго писания Синопсиса (ст.74), что Владимир и при жизни своей был наименован святым. В чети-минеи тоже наименование придано Владимиру при жизни его, сими словами: «смотря же Святый Владимир на крещение толикаго народа, радовашеся духом». По тому же самому, полагаю, и на сей Хоругве означено у него святое осенение.

Одно немаловажное упущение в сем изображении не утверждает в строгой точности моих догадок, а именно то, что во время похода своего к Суздалю, Ростову и к Великому Нову-Граду Владимир, как пишет история, имел при себе троих епископов: Иоакима, Феодора и Фому, присланных от цареградского патриарха Сергия, которых Владимир и оставил по городам: Феодора во Владимире, Фому в Ростове, Иоакима в Нове-Граде. Однако же сколь ни важны сии особы при подвиге сем, но по сану своему несообразны с воинским царевым шествием, а и того менее в бранном и походном одеянии… Вот оправдание, если сию мысль имел сей древний наш иконописец.

Юные же два воина предполагать можно, что представляют любимых сыновей Владимира Бориса и Глеба, по многострадальческой кончине своей сопричтенных церковию во святыя. Третий воин с обнаженною главою, в знак покорствующаго, то ухищренный Святополк.

Сие самое предположение г-н Сенатор Ключарев (Федор Петрович) в своих догадках о изображении на сей Хоругви едва ли не удовлетворительнее заключает… Он пишет в письме своем к графу Алексею Андреевичу Аракчееву: «сие Знамя или Хоругвь воинская изображает на обоих сторонах Святаго князя Владимира Киевскаго, шествующаго пред величественным сопровождением на коне в княжеском особом облачении. Пред ним отдаленно идут в далекий путь два его юныя чада, вероятно, Борис и Глеб, третьяго, который снял с головы свой стальной шлем и откланивается великому князю, должно считать полководцем Владимира».

«Не нужно никаких ученых о сей Хоругви изследований, самая древность материи, ея ветхость и особливость, равномерно и изображения свидетельствую, что она – и на что она… Великий князь Владимир назван в надписи уставом златословным Святым, что показывает Знамя написанным после его преставления, ибо во время жизни его Святым еще не именовали. Можно несомненно заключить, что таковая Хоругвь употребляема была в воинстве кем-либо из сынов Святаго великаго князя, чтившим отца своего и вместившим Бориса и Глеба по их мученической кончине, от злаго Святополка случившейся, в воспоминание. Сие весьма прилично по любви к невинным страдальцам, коим отверсто царствие небесное. В сем разсчете догадки моей, третье лице на Знаме – не полководца, а самаго лютаго Святополка изображает».

«Святый Нестор говорит в своем летописце кратко о войнах, порученных великим князем Владимиром Борису и Глебу; сказывает, по кончине Равноапостольнаго, и о их убиении одного за другим от Святополка, а не упоминает о походах их всех трех. Но не часто ли монеты, медали и камеи, находимые после много протекших времен, давали антиквариям и другим ученым способы и средства изъяснять и даже совершенствовать саму историю? Так и Хоругвь сия может подать многое знанию и любопытству, ибо она немоложе летописца Нестора».

Для лучшаго соображения всего вышепрописаннаго еще изложу некоторыя происшествия из истории великаго князя Владимира.

По принятии святаго крещения в 988 году Владимир не замышлял уже таких военных предприятий, какими до того устращал врагов своего отечества; однако же против Печенегов сам ходил неоднократно. В 1014 году послал против них сына своего Бориса с 50.000 войска, но не дождался возвращения его, ибо в следующем году, как пишет Нестор, скончался. Борис того же года был убит Святополком близ Вышь-Города. Глеб, княживший в Муроме, в то же самое время был убит по наущению Святополка близ Смоленска. Святослав, оставя древлянскую землю, ушел к Венграм, но был там убит от них. Ярослав, княживший в Нове-Городе в 1016 году ходил войною против брата своего Святополка и его победил при Днепре; в 1018 же году сам был побежден соединенными войсками Святополка и Болеслава 1-го короля Польскаго при реке Буге. В том же году Ярослав вторично победил Святополка, принудил его оставить Киевский престол и скрыться к Печенегам. В 1019 году Ярослав в третий раз разбил Святополка, который вскоре и умер. В 1022 году Мстислав ходил войною против брата своего Ярослава.

Вот в каком бедственном положении оставались сыны Владимировы.

Разделение уделов Владимиром сыновьям своим было следующее: (989) Вышеславу Нов-Город, Изяславу Полоцк, Святополку Туров, Ярославу Ростов. По смерти же Вышеслава Нов-Город отдан был Ярославу, Ростов Борису, Муром Глебу, область древлянская Святославу, Владимир Всеволоду, Тму-Таракань Мстиславу, Смоленск Станиславу, Псков Судиславу, Волынь или Луцк Позвизду или Брячиславу. Но как в то время город Владимир не был еще построен, то надобно подразумевать княжение Всеволодово в Судальской стране, как пишет кн.Щербатов (часть 1, стр.275); город же Владимир на Клязьме построен в 922 году. В Синопсисе же означено построение города Владимира позже, то есть в 997 года.

Из истории видно еще и то, что при великом князе Владимире находились в Киеве только любимый его сын Борис и клятвопреступный Святополк, Глеба же не вижу чтобы находился при отце своем в Киеве вместе с Борисом и Святополком.

Желательно, чтобы более моего сведущие в розысканиях отечественных событий изследовали яснее и вероподобнее о сем драгоценном останке русския древности.

Сей редкий памятник нашего благочестия и вместе искусств случайным образом доставлен был из Польши покойным сыном г-на Сенатора Ключарева отцу своему, а сей в знак благоговейной признательности своей, посвятил сию Хоругвь в собор Святаго Андрея Первозваннаго в селе Грузине, где ныне хранится в нарочно для сего сделанном богатом ковчеге помещиком того села графом Алексеем Андреевичем Аракчеевым. И где приличнее храниться святыне сей – Хоругви Святаго и Равноапостольного великаго князя Владимира, крестившаго Святым крещением народ русский, как не во храме Святаго Андрея Первозваннаго, яко перваго провозвестника Слова Божия в стране нашей?

А.Писарев

1586 просмотров всего 2 просмотров сегодня
Опубликовать в Facebook
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Август 2019
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031